«Сохрани мои письма…» Выпуск четвёртый

«Сохрани мои письма…» Сборник писем евреев периода Великой Отечественной войны. Вып. 4. / Сост.: И. А. Альтман, Л. А. Тёрушкин; под ред. и с предисл. И. А. Альтмана. М: Центр и Фонд «Холокост»; «Полимед», 2016. – 288 с.

[Фрагмент рецензии Т. Ф. Павловой, опубликованной в журнале «Отечественные архивы» № 4 (2017)]

Вышел в свет 4-й выпуск сборника документов «Сохрани мои письма…», подготовленного Научно-просветителным центром (НПЦ) «Холокост» в рамках начатого им в 2007 г. проекта. Хотя предыдущие издания не остались незамеченными и получили положительную оценку историкоd, сегодня есть основание представить не только очередной выпуск, но и проект в целом.

Разработка концепции сборников принадлежит сопредседателю НПЦ и Фонда «Холокост» канд. ист. наук И.А. Альтману, который еще в 1980-е гг., работая в государственных архивах, воплощал в жизнь подобные идеи с участием студентов. Приступая к реализации данного проекта, его участники надеялись, что выход первого выпуска (правда, на его титульном листе номер не указан) активизирует поступление в Архив НПЦ писем с фронта и на фронт, дневниковых записей, фотографий и других документов, бережно сохраняемых в личных и семейных архивах. Действительно, с тех пор сюда на постоянное хранение передано значительное количество подлинников и копий, а также памятных материалов периода войны из России, Белоруссии, Украины, Австралии, Германии, Израиля, Канады, Латвии, США, Франции. Незначительная часть опубликованных писем и дневников извлечена из других архивохранилищ и музеев России и Израиля, в первую очередь из Музея еврейского наследия и Холокоста в Мемориальной синагоге Российского еврейского конгресса на Поклонной горе и коллекций еврейских общин ряда городов России, а фотографий (со 2-го выпуска) – из богатого собрания Московского центрального архива электронных и аудиовизуальных документов (ныне в составе ЦГА Москвы).

В общей сложности в рамках проекта обнародовано порядка 1200 писем, около 330 дневниковых записей, 28 воспоминаний и примерно 450 фотографий. Отдельные письма и дневники, ранее опубликованные в российских и зарубежных СМИ, включены в проект в силу их исключительной исторической ценности. Структура выпусков принципиальных отличий не имеет. Основу каждого составляют письма с фронта и прифронтовых районов, из блокадного Ленинграда, Москвы, эвакуации, партизанских лесов и освобожденных районов страны, гетто; дополняют их дневники воинов, фотодокументы, запечатлевшие войну и ее трагические последствия. Все это в совокупности воссоздает картину многоголосия и многообразия жизни воюющей страны, реальные судьбы людей на фронте и в тылу, обжигает сердца трагизмом индивидуальных судеб и судеб многих еврейских семей. Эти полноправные источники о человеке во время войны, собранные в Архиве НПЦ, уже послужили основой ряда научных статей и сообщений.

Наиболее интересны письма первых дней войны, еще до начала действия военной цензуры, – 6 июля 1941 г. Позднее в весточках с фронта появится много вымаранных абзацев и слов. Вполне вероятно, что письма на идише из-за невозможности их прочтения цензорами не всегда достигали своих адресатов. Воины не могли не учитывать этот фактор и прибегали к самоцензуре, не указывали дислокацию воинских частей и формирований на фронте и прифронтовой полосе.

Письма воинов и их дневники обычно краткие, лаконичные, но встречаются и весьма объемные, содержательные. Сказывались условия пребывания на фронте, в партизанском отряде, госпитале. В целом они демонстрируют достаточно высокий образовательный и культурный уровень авторов. Многие имели законченное высшее образование, часто гуманитарное, что позволяло ярко и образно излагать свои чувства и переживания, связанные с войной и разлукой с близкими, впечатления от увиденного и пережитого на фронте, от обжигающих душу свидетельств Холокоста. В письмах с фронта отсутствуют какие-либо религиозные сюжеты, что свидетельствует о невысокой религиозности еврейской молодежи, несмотря на влияние старшего поколения. В то же время весьма заметны тема самоидентификации евреев, а также обостренное восприятие трагедии еврейского населения на оккупированных территориях. Сюжеты писем на фронт не менее разнообразны: тяжелые условия жизни в эвакуации, здоровье и учеба детей, проблемы с возвращением в Москву, получением прописки, при этом неиссякаемая вера в победу и надежда на скорую встречу с родными и любимыми.

Особую ценность представляют дневниковые записи, ведь их ведение и сохранение на фронте или в партизанском отряде представляло значительную трудность, а также и большую опасность для авторов. Они немногочисленны, зачастую фрагментарны, хотя есть и исключения. Дневники, которые велись на протяжении нескольких лет, единичны. Из отложившихся в Архиве НПЦ это дневники сержанта Х.Е. Капула за период с июля 1941 г. до конца войны (девять тетрадей, фрагменты семи из них включены в 3-й выпуск) и гвардии майора С. П. Мостова с 23 июля 1941 г. по 8 мая 1945 г. (опубликованы в том же выпуске). Остальные дневники, несмотря на узкие хронологические рамки, позволяют составить общую картину войны. Так, дневник младшего лейтенанта Л. С. Френкеля сообщает о неготовности дислоцированного под Липецком в июне 1941 г. полка к военным действиям (Вып. 2); рядового Московского народного ополчения А. А. Аникста – о кануне битвы под Москвой осенью 1941 г. (Там же); руководителя отряда, действовавшего в тылу у противника с 10 сентября по 13 ноября 1941 г., Э. М. Гурвича – о положении за линией фронта в самом начале войны (Вып. 3); лейтенанта А. С. Гершгорна – о военных событиях летом 1942 г. в районе Харькова (Там же); командира разведгруппы А. С. Виницкого – о взаимодействии его подразделения с сельскими жителями в районе Брянска, где пришлось столкнуться как с предателями из среды местного населения, так и с теми, кто их спасал с риском для собственной жизни (Вып. 4). По предположению И. А. Альтмана, с которым нельзя не согласиться, дневниковые записи Э. М. Гурвича подверглись литературной обработке. Однако проверить это невозможно, так как оперативно опубликованные в газете «Красный воин» в феврале 1942 г. подлинники не сохранились.

Предваряют выпуски предисловия И. А. Альтмана, содержащие глубокое научное осмысление различных аспектов таких документальных источников, как переписка и дневники советских евреев в годы Великой Отечественной войны. Каждое предисловие имеет свою специфику, демонстрирует особый подход к анализу публикуемого материала с точки зрения его значимости и уникальности. Есть также предисловия от составителей, которые знакомят со спецификой подготовки к публикации писем и дневников в этом серийном издании. Кроме того, каждый выпуск снабжен списком сокращенных слов, перечнями авторов писем и дневников, а также лиц, предоставивших материалы для сборника, с указанием страны проживания. Последнее приложение весьма важное, ибо благодаря ему становятся известны и навсегда сохраняются сведения о тех, кто передал для издания письма, дневники, фотографии, рисунки своих родных, близких и друзей, поделился информацией об этих людях.

Отдельно следует остановиться на иллюстративных материалах. Состав их весьма разнообразен. Это репродукции номеров фронтовых и партизанских газет, плакатов, немецких листовок, снимков известных (Р. Диамент, Д. А. Минскер, М. А. Трахман, Я. Н. Халип, Б. Ярославцев и др.) и неизвестных фотографов, фронтовых открыток и писем, личных документов военнослужащих, текстов стихов, фронтовых рисунков, в том числе профессиональных, детских, карикатур. Особенно впечатляют разнообразные по форме и оформлению конверты и открытки, а также репродукции копий подлинных документов, справок, наградных материалов, выдававшихся различными учреждениями в годы войны. Личные и семейные фотографии – важнейшая часть каждого отдельного сюжета в сборнике. Это отпечатки ушедшего навсегда мира, в котором были и любовь, и дружба, и радость общения со своими близкими и друзьями в мирное время и в годы войны.

В сборниках документальной серии «Сохрани мои письма…» найдена замечательная по замыслу и воплощению форма подачи материала – письма и дневниковые записи предваряют фотографии авторов документов, а зачастую и корреспондентов, многие из которых стали жертвами Холокоста, а также биографические справки. Последние не ограничиваются сведениями об авторах писем и дневников, а зачастую дают представление и об адресатах корреспонденций, о тех, кто в них упоминается – живых или погибших. Сделать это было совсем не просто, так как в изданных выпусках помещены письма и дневники в основном рядовых и непубличных людей. В этой связи отметим высокий уровень собирательской и исследовательской работы заведующего архивом Центра «Холокост» Л. А. Тёрушкина. Для выяснения сведений об авторах и адресатах писем использовались Книги Памяти, электронные базы данных, литература по теме, воспоминания родственников и др. В результате небольшие по объему, но емкие по содержанию сведения образуют единую картину реальной трагедии многих семей, потерявших своих родных и близких на фронтах Великой Отечественной войны, на оккупированных территориях, переживших тяготы жизни в эвакуации. Все это в совокупности повышает накал чувств, не оставляя никого равнодушным. Это как ожог, который долго болит и дает о себе знать. Ты травмирован, но эта травма очистительного свойства. Читатель закрывает последнюю страницу сборника, но навсегда сохраняет прочитанное в своей памяти.