Холокост – это беспрецедентное уничтожение людей исключительно по национальному признаку.
 
До и после Освенцима

До и после Освенцима

Петренко В. Я. До и после Освенцима. М., 2000.

Скачать

Вступительное слово к книге сопредседателя Научно-просветительного центра «Холокост» Ильи Альтмана

Высокий, стройный, сильный человек. Таким я увидел Героя Советского Союза, генерал-лейтенанта в отставке Василия Яковлевича Петренко в апреле 1994 г. Он пришел в Московский Дом ученых на первый в России официальный мемориальный вечер памяти евреев-жертв нацизма. Вместе с ним в президиуме сидели один из организаторов восстания в Варшавском гетто Марек Эдельман, чудом выжившие бывшие узники, известные политики и ученые. На вечере выступали Булат Окуджава, Инна Чурикова, Зиновий Гердт…

Когда ведущая вечера Алла Гербер предоставила генералу слово — «один из освободителей Освенцима» — зал замер. Неторопливо, четко выговаривая слова Василий Яковлевич сказал фразу, которая запомнилась мне навсегда:

— Я очень не люблю, когда меня представляют, особенно за рубежом — «освободитель Освенцима». В боях в районе лагеря смерти Аушвиц и его филиалов сражались четыре дивизии 60-й армии. Командиры трех из них — мои боевые товарищи — ушли из жизни совсем молодыми. Десятки наших солдат и офицеров сложили головы непосредственно в боях за Освенцим. Так получилось, что сегодня только я могу рассказать, как освобождала этот страшный концлагерь наша армия.

В конце выступления Василий Яковлевич извинился, что не сможет быть до конца вечера — дома осталась больная супруга. Когда он уходил, зал стоя проводил генерала аплодисментами.

Удивительно скромный человек, Василий Яковлевич долго не соглашался писать воспоминания. Еще в конце 60-х годов Воениздат дважды предлагал ему заключить договор. Генерал Петренко отказался, потому что писать так и о том, что он хотел, было еще рано. А писать или говорить неправду Василий Яковлевич не умел никогда.

Предлагаемые читателю воспоминания заметно отличаются от известных мемуаров советских военачальников. Прежде всего — поразительной скромностью и самоиронией. Начиная с детских лет, проведенных под Полтавой в небольшом селе с историческим названием Кочубеевка, и вплоть до окончания военной карьеры, Василий Яковлевич неоднократно попадал в ситуации, мягко говоря, непростые. Еще мальчишкой едва не отравился водкой и в результате на всю жизнь невзлюбил спиртное, что совсем нетипично для человека с военной карьерой. Первый неудачный армейский опыт службы в конвойных войсках — отрубленное шашкой ухо пытавшегося бежать заключенного. Едва не взорвал своих боевых друзей сразу после окончания войны. Отказался отдать приказ возить сено на танках для овец в высокогорных пастбищах Таджикистана, тем самым напрочь испортив отношения с местным партийным начальством. Отказался от должности коменданта Кремля и четырехкомнатной квартиры, а затем долго не мог выбраться из коммуналки…

Читая эту книгу-исповедь, невольно думаешь о том, что судьба генерала Петренко — это история России ХХ века. Мальчишкой он видел сменяющие друг друга войска белых, красных, петлюровцев, махновцев…История его большой, работящей семьи — вполне типична для украинского крестьянства. Отец, всего добившийся своим трудом, в начале тридцатых годов лишается своего имущества и живет в землянке. Приехавший в свой первый отпуск молодой военный, бывший комсомольский активист, увидит и никогда не забудет голод и отчаяние людей — последствия непродуманной коллективизации. Он мечтает стать красным командиром, не думает о политике. Но его молодость омрачена арестами друзей и сослуживцев в годы сталинских чисток, а в конце 40-х он невольно становится свидетелем фарса в так называемом «ленинградском деле», когда Г. Маленков, один из руководителей страны, проводит в северной столице показательное изгнание из партии «врагов народа» прямо на пленуме ленинградской партийной организации.

В. Я. Петренко встретил войну майором, почти год не мог вырваться на фронт. Только неожиданная помощь знаменитого «красного маршала» Ворошилова, помогла сбыться его мечте. И вот, наконец, первый бой на подступах к Воронежу, едва не закончившийся для него расстрелом за невыполнение приказа… Немало страниц книги посвящены анализу этого боя и непрофессиональным действиям заместителя наркома обороны генерала Громадина, чьи непродуманные приказы он отказался выполнять. Этот генерал — один из тех, кто пришел на смену казненным военоначальникам Красной Армии.

О своем боевом пути В. Я. Петренко пишет очень скупо. Помимо первого боя, он подробно анализирует лишь Висло-Одерскую операцию и бой за Днепр. Именно в ходе освобождения Киева осенью 1943 г. Василий Яковлевич получил высшую награду Родину — звание Героя Советского Союза. Он участвовал в Курской битве, форсировал Днепр, Днестр, Вислу, воевал на Сандомирском плацдарме, освобождал Прагу, награжден двумя орденами Ленина, тремя орденами Боевого Красного Знамени, двумя орденами Суворова, орденами Красной Звезды и Отечественной войны, многими медалями. В 33 года Василий Яковлевич стал генералом, спустя три года с Золотой медалью окончил Академию Генерального штаба.

Многое в этой книге воспоминаний осталось «за кадром». В том числе — и счастливо-трагичная личная жизнь генерала. Его красавица жена, Валентина Александровна, минуя все мыслимые и немыслимых преграды — под своей девичьей фамилией! — попадает к мужу на фронт и не расстается с ним до конца войны. Но их первая и, увы, единственная дочь Рита умирает от болезни…

Они удивительно дополняли друг друга. Суровый с виду генерал был удивительно заботливым мужем. Валентина Александровна последние годы жизни была практически прикована к постели, не выходила из дома. И Василий Яковлевич отказывался от многих поездок и выступлений, чтобы быть рядом. Когда мы работали над воспоминаниями, Валентина Александровна не раз помогала мужу вспомнить ту или иную дату или фамилию. Она ушла из жизни в ноябре 1999 г. В том, что эта книга увидела свет — ее огромная заслуга.

Почти два года Василий Яковлевич работал над своими воспоминаниями. Писал и вновь переписывал отдельные главы, правил расшифровки диктофонных записей, скрупулезно отвечал на вопросы. Он и сейчас, когда пишутся эти строки, продолжает размышлять о главной теме своих научных и публицистических работ последних лет — нацистских лагерях смерти и их роли в системе чудовищного плана нацистов по истреблению народов Европы. Эти размышления — не только очевидца и участника событий, но и крупного военного историка, профессора, начальника кафедры оперативного искусства Военной академии имени Фрунзе, автора более шестидесяти научных работ, — представляются нам чрезвычайно ценными. Впервые в нашей литературе делается попытка ответить на вопрос: почему Сталин и возглавляемая им Ставка ни разу в ходе войны не поставили задачу освобождения именно узников нацистских лагерей смерти? Ни сам Петренко, ни его боевые соратники — командиры других дивизий, освобождавших самый страшный нацистский лагерь смерти, — не получали никаких сведений о существовании этого концлагеря вплоть до боев за город Освенцим. Анализ мемуаров советских военачальников и документов Центрального архива Министерства обороны позволил В. Я. Петренко сделать важный вывод о том, что даже командующий фронтом маршал Конев не получал от Сталина никаких сведений и задач по освобождению именно концлагеря и сохранению жизни его узников. Разумеется, автор никоим образом не умаляет заслуг наших воинов, спасших последние несколько тысяч уцелевших узников. Но справедливо и его замечание, что таких спасенных могло быть и значительно больше, если бы не только советское руководство, но и лидеры США и Англии ставили перед войсками союзников аналогичные задачи. Эта тема книги, несомненно, одна из самых интересных, и, возможно (в части объяснения причин такого поведения Сталина), в чем-то спорных. Но это мнение и свидетельство очевидца должно принадлежать Истории.

С 1960 г. В. Я. Петренко — неизменный участник юбилейных церемоний освобождения Освенцима. В Польше, США, Англии, Израиле (еще до восстановления дипломатических отношений между нашими странами) и даже в Бразилии. Страницы воспоминаний, посвященные этим встречам и их влияние на размышлениях генерала о судьбах еврейских жертв нацизма — одни из интереснейших в этой книге. Поразительно, но до 1995 г. о годовщинах освобождения Красной Армией Освенцима не вспоминали лишь в Москве…

К сожалению, о преступлениях нацистов, в том числе о Холокосте — планомерном уничтожении евреев Европы — в России знают недостаточно. Эта честная и искренняя книга, уверен, поможет многим людям еще раз задуматься об ужасах войны и человеконенавистнической сущности любого тоталитарного режима.

14 января 2000 года генералу Петренко исполнится 88 лет. Он живет на площади Победы, в небольшой двухкомнатной квартире у Триумфальной арки, вместе с удивительно забавной маленькой собачкой Бамой, которая громким лаем встречает гостей еще у лифта. В нескольких минутах езды от квартиры генерала расположен первый в России Музея Холокоста на Поклонной Горе.

Генерал убежден, что судьба его сложилась счастливо. Он честно исполнял свой долг.

Эта книга увидела свет благодаря помощи и поддержке многих людей и организаций. В ее подготовке приняли участие Елена Лукьянова, Надежда Козлова и Нона Сорокер. Наша особая признательность — председателю Попечительского совета Фонда «Холокост» Л. С. Макарону и доктору военных и исторических наук Ф. Д. Свердлову.