Хроника войны в письмах и дневниках. 21 июля 1941, 1942 и 1943 годов

Письма и дневниковые записи за другие даты

Продолжаем публикации в рамках проекта «Хроника войны в письмах и дневниках». При использовании текстов обязательна ссылка на наши сборники. Обращаем внимание, что в сборниках к публикуемым письмам даны дополнительные пояснения, сноски, комментарии и иллюстрации.

 

Хашевский Абрам Михайлович (1921–1941). Родился в Москве. В 1939 году окончил школу № 329 Красногвардейского района Москвы и без экзаменов был принят в Московский юридический институт. В ноябре 1939 года добровольцем ушёл в Красную Армию.

На фронте — с июля 1941 года, сержант. Служил под Тирасполем, затем направлен в Днепропетровск (ныне — Днепр, Украина) на месячные артиллерийские курсы усовершенствования командного состава. Погиб в конце августа 1941 года в боях за Днепропетровск (по рассказам очевидцев). Официально считается пропавшим без вести.

Копии писем переданы родственницей — И.С. Кантор (Москва).

21 июля 1941 г.

Дорогой папа!
11-го числа я послал тебе заказное письмо из Тирасполя и надеюсь, что ты его уже получил. Из него ты знаешь, что я с группой товарищей выехал из 317-го ОАД в Днепропетровск. Приехали мы в город только вчера утром, и я сразу же послал тебе телеграмму. Здесь мы явились к коменданту города, и он сказал, чтобы мы направились в распоряжение командования АКУКСа для прохождения месячных курсов по подготовке командиров взводов. АКУКС — значит «артиллерийские курсы усовершенствования командного состава».

Таким образом, ты видишь, что ехали мы из Тирасполя до Днепропетровска 9 суток и пробудем здесь всего месяц с лишним. После курсов мне будет присвоено звание мл[адшего] л[ейтенан]та запаса, и я буду отправлен на фронт, как командир взвода, в артиллерийскую часть. После же войны меня должны будут демобилизовать в запас. Как командир взвода я буду получать жалованье 650, а на фронте 800 рублей. Но это будет через месяц, а пока денежный вопрос у меня обстоит ещё хуже, чем в дивизионе.

Теперь нет смысла посылать мне посылку, и если ты послал на адрес 317 ОАД деньги или посылку, то потребуй и то и другое назад. Мне сейчас нужны только деньги и конверты с почтовой бумагой. Последнее ты пришли мне пакетом. И деньги, и письма шли по адресу: Днепропетровск, центральный почтамт, до востребования, шли с расчётом на один месяц моего пребывания здесь.

Меня смущает только одно обстоятельство: я не знаю, каким образом отразилась война на тебе лично. Может быть, война ради шутки мобилизовала тебя в армию или зачислила в ополчение. Тогда всё это письмо не имеет никакого смысла. Напиши сразу же обо всём самым подробным образом.

Сегодня наши ходили на почту и принесли только что твоё письмо за 26 июня. Письмо очень коротенькое, и ничего существенного в нём нет. Никакой телеграммы я не получал. Напиши, какие ты ещё посылал письма и куда, что писал.
Будь здоров. Привет всем.
Абраша.
Пришли пару рублей в конверте.

«Сохрани мои письма…». Вып. 1. М., 2007. С. 20–23.

 

Френкель Лазарь Самойлович (1914–1986). Родился в местечке Махновка Бердичевского уезда Киевской губернии (ныне — село Винницкой области, Украина). В 1921 году переехал в Москву. Окончил Вечерний машиностроительный институт, работал на ремонтной базе Северного флота в Мурманске. Призван на срочную военную службу осенью 1939 года. Войну встретил под Липецком. С 3 июля 1941 года — на фронте. Воевал в районе Витебска и под Смоленском в составе 653-го мотострелкового полка. Младший сержант. Был контужен, попал в окружение, при выходе из которого закопал в землю свой партбилет. В 1942 году служил на Юго-Восточном и Сталинградском фронтах инженером-механиком учебного танкового полка. С 1943 года — в Мурманске, инженер-лейтенант, помощник И. Д. Папанина, уполномоченного Государственного комитета обороны по перевозкам на Севере.

Демобилизовался осенью 1946 года в звании майора. В 1941–1942 гг. вёл дневник
Копия дневника и фотография переданы сыном — С. Л. Френкелем (Москва).

21 июля 1941 г.

Станция Рудня. Дважды ходили в бой. Один раз продвинулись метров на 500. Второй раз отступили. Командиров мало было видно. Я выводил с боя человек 16 под сильным автоматным огнём.
Дубраву ранило 20.VII вечером.
21.VII меня контузило от снаряда.

«Сохрани мои письма…» Вып. 2. М., 2010. С. 17, 21.

 

Каган Залман (Зиновий) Юдимович (1915–1997). Родился в Смоленске. Там работал слесарем на авиационном заводе. Потом переехал в Москву и окончил МАДИ. Призван Ленинским РВК Московской области в ноябре 1940 года.

Воевал с июня 1941 года на Западном, 1-м Белорусском и 1-м Украинском фронтах. Войну закончил в составе 19-й
самоходно-артиллерийской бригады. Младший техник-лейтенант. Демобилизован в 1946 году. Младший брат Абрам погиб на фронте.

Письма З. Ю. Кагана адресованы жене — Валентине Гавриловне Кисляковской в Москву, затем в город Чембар (ныне — Белинский) Пензенской области, куда она уехала с дочерью Ириной. В Чембаре В. Г. Кисляковская работала в госпитале.
Копия письма передана дочерью З. Ю. Кагана и  В. Г. Кисляковской — И. З. Кисляковской (Москва).

21 июля 1942 г.

Родное солнышко!
Полагаю, что
все мои письма получила, написала ответ, и не сегодня, [так] завтра получу от тебя весточку. Вчера от мамы получил первое письмо непосредственно на полевой адрес. Мама пишет, что мои письма до неё очень быстро доходят. Она сделала свой вывод, <…> что я, видимо, недалеко от неё. Где она нашла фронт недалеко от Владимира? Мама остаётся прежней, несмотря на то, что она теперь уже носит 2 шпалы, ей присвоили звание военврача второго ранга. Письма доходят быстро, т. к. фронтовые письма идут в первую очередь.

У меня всё идёт нормально, здоровье хорошее, состояние бодрое. Недавно <…> снова побывал в Калинине. Последний раз я там был в апреле. И снова сердце наполнилось болью и в то же время ненавистью, когда смотрел на этот красивый, тяжело раненный город. Кровью и жизнью своей поганой заплатят проклятые немцы за каждый выбитый кирпич, за каждое разбитое стекло.

У вас, наверное, есть уже ягоды. Здесь их собирать некогда, не до них. Приходится только иногда сглотнуть слюнки при воспоминании о земляничке с молоком. Придётся, видимо, и это лето на этом ограничиться. Правда, молоко иногда пью и здесь. Я его много пил в Дзержинске. Вообще же питаюсь я хорошо, жаловаться не могу.

Голубонька моя! Очень прошу писать мне подробней о своей жизни, меня интересуют все мелочи, твоя жизнь — это моя жизнь, где бы я ни находился. Конечно, нужно немного отдохнуть, сегодня ночи не спал.

Поцелуй крепко мою дочу, редкий экземпляр, как писал Александр. Мамочке сердечный привет и Туське. Всю крепко обнимаю и много раз целую.
Твой Старик.

«Сохрани мои письма…» Вып. 4. М., 2016. С. 116, 120.

 

Спарбер Григорий Захарович (1898–1942). Родился под Витебском. Призван Краснопресненским РВК Москвы. Сержант. Пропал без вести в октябре 1942 года в районе Сталинграда. Единственное сохранившееся письмо адресовано жене, Лие Ефимовне Спарбер (Лейбман), и дочери Розе (1938 г. р.). Вместе с бабушкой и дядей (он выехал ранее) они эвакуировались из Москвы в деревню Маслянино Новосибирской области. Сохранилась матерчатая нашивка на пальто Розы, сделанная матерью на случай, если девочка потеряется по дороге.
Копия письма передана дочерью Г. З. Спарбера и Л. Е. Спарьер — Р. Г. Крайзман (Москва).

21 июля 1942 г. Место отдыха ст. Ярыжинская

Дорогая Люсенька и милая Розочка!
Уже прошла декада на второй год нашей разлуки, хочется писать так часто, как писал в первых декадах первого года. Но иногда, моя дорогая, зависит это не от меня. Делаем переходы, нету по дороге почты, предполагаем идти к станции ж. д. — меньше путь.

Вообще бывает разное, сказать или рассчитать на завтра нельзя.
Мне с сознанием, что я писем не могу получать от вас, как-то легче ожидать того счастливого момента, когда я смогу вам написать адрес и ждать, дорогая, от тебя сообщений и несколько каракуль, выведенных маленькой ручкой нашей дочурки. Тебе, дорогая Люсенька, не получая почему-либо от меня писем, в то время, когда я знаю ваш адрес, тяжелее, но ты сознай, дорогая, что я в этом не виноват, пишу много (меньше, чем в нормальной обстановке). Ты все мои письма, наверное, получишь.

Здоров и чувствую себя хорошо, живём всё время на открытом воздухе. Часто вспоминаю Мишу. Он мечтал о таких переходах. Начиная с первых чисел этого месяца двигаемся маршем. Делаем привалы — кратковременные дневные и по несколько суток. Спали в садах, лесах, а иногда располагаемся в поле. Мне когда приходится спать в шалаше, то для меня там душно, не хватает воздуха. Как будет в московских квартирах, не знаю. Но думаю, что как-нибудь свыкнемся.

Люсенька, ты помнишь, как иногда после прихода с работы я говорил, что пойти куда-нибудь, мне тяжело, надо отдохнуть, а сейчас для меня пройти 40-50 км ничего не стоит. Спать в поле, укрывшись шинелью, и дождичек так и капает. Когда дождичек начинает, ощущение приятное, но к утру тоже ничего. Двигается кухня, повара — всё это
идёт за нами.

Люсенька, как много я видел, но всё это ещё ничто при том, что предстоит впереди по рассказам товарищей. Надо надеяться, и я глубоко уверен, что все останется, как воспоминания, и я тебе в присутствии доченьки буду рассказывать и вспоминать разные эпизоды. Люсенька, зная тебя, тебе мои воспоминания интересны. Надеюсь, что у вас всё благополучно и вы все здоровы. <…> Хочется очень знать, как с комнатой мамы, что делает папа и как все и всё. <…> Будем надеяться, дорогая, что все окончится согласно наших желаний, а пока будьте вы все здоровы и счастливы. Крепко вас всех целую. Гриша.

«Сохрани мои письма…» Вып. 4. М., 2016. С. 153–154.

 

Искандаров Шакарим Хусанович (1920–1944). Родился в Ташкенте. Окончил Ташкентское педагогическое училище и работал учителем Средней школы № 21 города Ташкента.

В РККА — с 8 августа 1942 года. Лейтенант, шифровальщик при штабе 136-й Киевской стрелковой дивизии (1-й Украинский фронта). Служил вместе с женой — Марией Яковлевной Вальдман (1920–2010), сержантом, военной переводчицей при том же штабе. О ней и идёт речь в письмах.

Шакарим и Мария (Мара) появились на свет в одном роддоме с разницей в 4 дня. Они ходили в один детский сад, школу, учились в одном институте, вместе ушли на фронт. Оба — участники форсирования Днепра и освобождения Киева. В декабре 1943 года Мария Вальдман была демобилизована для продолжения учебы в Политехническом институте в Ташкенте. Шакарим Искандаров погию 23 января 1944 года в окружении около хутора Тихоновка
(ныне — в Черкасской области, Украина), где и похоронен в братской могиле. Он не увидел своего сына Александра, родившегося 31 августа 1944 года.

Письмо Ш. М. Искандарова адресовано двоюродной сестре Марии — Фире (Эсфири) Абрамовне Масевич, проживавшей в Ташкенте. При публикации сохранена оригинальная стилистика письма.
Копия письма и фотографии переданы сыном Ш. М. Искандарова и М. Я. Вальдман — А. Ш. Искандаровым (Торонто).

21 июля 1943 г.

Здравствуйте, Фира. Примите наши сердечные приветы и передайте привет от меня и Марии, тёте Поле, и матер, и и отцу Марии. Живём хорошо, чем [на]бывшем месте, потому что здесь нет комаров и теплее. Ни с чем не нуждаемся. Свою работу выполняем быстро и бегом.

Как здоровье? Поселили нас у одной хозяйки. Часто вспоминаем Ташкент. Особенно ташкентские фрукты. Здесь мы видели огурцы и зелёные яблоки. Сейчас в Ташкенте первопоспевший виноград на базаре есть. Мы с Марой в одном месте работаем и куда-нибудь вместе едем.

Мы приехали 15.7.43 на новое место. По дороге ехали очень хорошо и спокойно. Были в городе [название города зачёркнуто военной цензурой — Сост.], смотрели, всё разрушено.

Мы сейчас стоим ближе к фронту, но ещё не вступаем. Пока временно здесь стоим, скоро поедем на фронт.
Про Марию никогда не беспокойтесь. До сих пор с одного места на другое вместе едем и думаем на фронте тоже вместе скорее закончить войну и с победой вернуться домой вместе.
Дорогая Фира, пишите часто о новостей и интересов Ташкента.
С приветом, Шура.

«Сохрани мои письма…». Вып. 3. М., 2013. С. 270–271.

 

Гут Наум Исаевич (1899–1944). Родился в еврейской земледельческой колонии Гар Шефер (Широкая) Херсонской губернии (ныне — село Ингулец Днепропетровской области, Украина.). Участник Гражданской войны. Рабочий.
Проживал в Ростове-на-Дону.

Призван в РККА 10 января 1942 года. Окончил курсы младших лейтенантов Северо-Кавказского военного округа. Командир пулемётного взвода 1194-го стрелкового полка 359-й стрелковой дивизии. Награждён орденом Красной Звезды, который получить не успел. Погиб в бою 25 августа 1944 года близ деревни Гумниска (ныне — в Подкарпатском воеводстве Польши).

Фронтовые письма Н. И. Гута адресованы жене, Розе Иудовне Гут, и детям — сыну Юрию (1930 г. р.) и дочери Фаине (1939 г. р.). Письмо от 19 апреля 1943 года было адресовано в город Джамбул КазССР (ныне — Тараз, Республика Казахстан), где семья находилась в эвакуации. Остальные письма — в Ростов-на Дону.
Копии писем и фотография переданы сыном Н. И. Гута — Ю. Н. Гутом (Москва).

[не ранее 21 июля 1943 г.]

Здравствуйте, дорогие Розочка, Юрочка, Инусечка.
Ваше письмо получил, за что я тебе очень благодарен. Розочка, почему ты так мало пишешь, я у тебя спрашивал, где Лева, Изя и как все живут, а ты ничего об этом [одно слово неразборчиво — Сост.] не писала, и потому непонятно. Как ты думаешь, интересует меня жизнь каждого в отдельности? О себе что тебе писать? Жив и здоров, чего и тебе желаю. Громим фашистов. На один день каждый час приближается день расплаты над гитлеровскими бандитами.

Дорогой Юра, ещё раз обращаюсь к тебе с просьбой выполнять свои обещания, ибо обещать и не выполнять — это тебе не к лицу, ведь ты понимаешь, какое время сейчас и как маме тяжело приходится всё, а ты не сочувствуешь. К занятиям относишься плохо, я удивляюсь, неужели не уважаешь меня и мать, ты бери пример с меня, я недавно был бойцом, а сейчас — лейтенант и так воюю против фашистов. <…> Родина требует от нас каждого в отдельности максимум напряжённости и [в] учебе. <…> На этом я заканчиваю свое письмо.
Целую.
Ваш Наум. <…>

«Сохрани мои письма…» Вып. 4. М., 2016. С. 203–204.